Анонимные телеграм-каналы


Павел Дуров однажды создал инструмент общения — социальную сеть «Вконтакте».
Мессенджер Telegram можно назвать асоциальной сетью, благодаря декларируемой анонимности,
задавшей тон главной тенденции 2017 года
25 сентября пресс-секретарь президента Путина подтвердил то, что все и так давно знали.
— Мы в Кремле мониторим содержание основных каналов [в Telegram], хотя их очень много, и, безусловно, не все представляют собой качественные ресурсы, — сказал тогда Дмитрий Песков журналистам в ответ на заданный ими вопрос о том, отслеживают ли в администрации президента публикации в Telegram-каналах. И тут же добавил:
— Наверное, не следует преувеличивать содержательное качество этих ресурсов, но в то же время нельзя, скажем так, абстрагироваться от их существования.

О качестве, очевидно, было сказано, чтобы остудить пыл телеграм-энтузиастов и не слишком повышать значимость информации, получаемой из мессенджера Павла Дурова. Однако это было признанием на высочайшем уровне, окончательно оформившем триумф Telegram как главного одновременно и политического, и медийного тренда-2017.

За пару дней до этого «Ведомости» сообщили, что пресс-службы федеральных министерств, в том числе МВД и Минобороны, спецслужб и госкомпаний стали включать в официальные мониторинги СМИ для своих руководителей общественно-политические каналы Telegram. Нет сомнений, что росту популярности мессенджера крайне поспособствовала история с возможной блокировкой. Когда стало ясно, что запрета Telegram не будет, многие спокойно выдохнули, особенно «Караульный», «Незыгарь», «Сталингулаг» и другие популярные каналы-лидеры. Неделями они готовились к очередному этапу борьбы, прогнозируя значительное падение числа активных пользователей. Анонимные создатели «Караульного», впрочем, после прояснения ситуации были уверены, что Дуров повинуется требованиям, предъявляемым российскими государственными структурами.

— Конечно, сотрудничает. Когда это мотивировано реальными законами и нет другого выхода. Он же бизнесмен. Он владеет компаниями, выпускающими продукты массового потребления, постоянно ищет баланс между расширением рынков, невозможным без соблюдения национальных законодательств, с одной стороны, и имиджевыми и репутационными рисками — с другой, — рассказывал имеющий прямое отношение к одной из правоохранительных структур (по собственным утверждениям) «Караульный», в интервью ИА FederalCity.

Дуров, в свою очередь, отрицает сотрудничество со спецслужбами и предоставление им переписки и данных пользователей. Вскоре после официального признания Telegram на уровне первого лица государства появилась информация о запуске сети из около 100 анонимных политических Telegram-каналов в российских регионах для формирования повестки перед выборами президента. Затем стало известно, что инициатива создания такой сети в регионах — частная инициатива директора Института актуальной экономики Никиты Исаева. Как сообщал РБК, Исаев не отрицал, что имеет отношение к некоторым из каналов:
— По словам Исаева, у него есть команда, и он развивает Telegram-каналы, в том числе политические, на которые уже подписано более 100 тысяч человек.

По разным оценкам, стоимость размещения информации в топовом канале достигает полумиллиона рублей, а средний оборот популярного телеграм-канала — миллион рублей. При этом необязательно писать о политике — много шума наделал телеграм-канал «Бывшая», созданный комиком Артуром Чапаряном и проданный недавно за 1,2 млн руб. На этом действительно можно заработать, поэтому нельзя исключать версию, что 100 анонимных каналов в регионах — коммерческий проект с целью материальной выгоды на предстоящих президентских выборах.

Одновременно с этим Telegram стал рупором информации не только для федеральных ведомств, но и для региональных, которые одновременно в разных точках России стали заводить анонимные каналы. С сотней-другой участников они стали исполнять функцию информационной воронки, куда сбрасываются одобренные и согласованные инфоповоды. В принципе, то же самое, что отправлять пресс-релиз двум десяткам адресатов электронной почтой, но быстрее, эффективнее, технологичнее — по-нашему, по-технократски.
В общем, достигла максимума одержимость мессенджером, который декларирует основными ценностями анонимность и принципиальное несотрудничество с любого рода спецслужбами. Спрячем ничем не обоснованное недоверие и предположим, что инструментом внутренней политики в 2017 году органы государственной власти на всех уровнях выбрали что-то, что они не в состоянии контролировать. В таком случае нас можно поздравить — мы живем в киберпанк-утопии, ради которой отдали жизнь десятки героев произведений Филипа К. Дика. Или допустим, что это не так: Дуров договорился с властями, которые видят в Telegram-политике перспективу. Им известен исходный код мессенджера, они в любой момент могут получить доступ к переписке, все анонимные телеграм-каналы контролируются разными властными группами и работают как мессенджеры в прямом смысле, передавая вам те или иные послания от Большого брата (как «Первый канал», только по-нашему, по-технократски).

Впрочем, не забивайте голову, тут не имеет значения, выберете вы красную или синюю таблетку. Telegram — прекрасный продукт, значительно улучшающий наши коммуникации, с множеством полезных и интересных функций. Среди них полно созданных и ведомых реальными людьми, которые ни от кого не скрываются… Но вне зависимости от ваших взглядов на отношения Дурова с властями или страстной любви к мессенджеру Viber, если хочешь быть в тренде — медийном, экономическом, политическом, то не обойтись без использования Telegram и подписки на телеграм-каналы, которые по какой-то шутке называются анонимными.

Все это уже было. Может, вы вспомните такой интернет-мем — мужчина, нарисованный в стилистике американской рекламы середины прошлого века с приложенной ко рту рукой и надпись «Удачи, я за семью прокси» (Good luck I'm Behind 7 proxies). Прокси — это промежуточный сервер, если вкратце, он защищает от сетевых атак и помогает сохранять анонимность пользователя. В довольно давние времена этой картинкой в сетевых перепалках на Западе было принято иллюстрировать свою безнаказанность, мол, выскажусь я сейчас про твою мамку, а ты мне ничего и не сделаешь. Со временем в отечестве докрутили этот мем, добавив к нему нижнюю часть — на ней нарисованный Дядя Степа из советского мультика отдает честь, приложив руку к фуражке, а рядом надпись «Оставайтесь онлайн, первый прокси — мой» (Stay online, the 1st proxy is mine). Шутка была удачной и хорошо разошлась.
Это было задолго до появления Русских Хакеров и расцвета разного рода анонимайзеров, а телеграм-каналов уж и подавно. Именно эта картина, возможно, является самой наглядной иллюстрацией того, как обычно работает анонимность в интернете.
Михаил Мирошников
Иллюстрация из архива редакции